ЦЕНТР РАЗВИТИЯ РЕЧИ! ШКОЛА ЗВУКОВ!ЛОГОПЕД! ИВАНОВО!

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

Игровая холдинг терапия при аутизме: методические особенности и этические аспекты применения

В последние годы зафиксирован стремительный рост количества детей с синдромом аутизма и расстройствами аутистического спектра. При этом до сих пор не существует единого мнения об этиологии этих расстройств, так же, как и общих, универсальных представлений об эффективных и адекватных способах их терапии.

В этих условиях наиболее продуктивным представляется анализ длительного опыта практической помощи детям с аутизмом и их семьям, об эффективности которого можно судить по результатам многолетней работы. Такой опыт, в частности, накоплен в рамках лаборатории Института коррекционной педагогики, специализирующейся на данной проблематике. Рассматривая подобный опыт, важно четко обозначить и обосновать применяемые методы работы, что, в свою очередь, позволит родителям более уверенно получать помощь, а научному сообществу трезво и адресно оценивать конкретную практику и определенные научные взгляды. Кроме того, нам необходимо отделить себя, как из принципиальных соображений, так и для оказания осмысленной и эффективной помощи родителям и детям, от научно и этически неприемлемых взглядов и практик, сложившихся на сегодняшний день в «мире» аутизма.

Метод работы, о котором идет речь в данной публикации, сформировался в результате адаптации холдинг терапии, автором которой является американский психиатр М.Велч, к отечественной системе коррекционно-развивающей работы при аутизме.

Теоретическим основанием нашего подхода к коррекции синдрома являются фундаментальные исследования О.С.Никольской [10, 11] и Е.Р.Баенской [2, 3], которые подтверждают идею о нарушении формирования системы эмоциональной организации сознания и поведения при аутизме. Признаки такого нарушения можно обнаружить у ребенка с формирующимся аутизмом в младенческом и раннем возрасте [2, 3]. Они обусловлены врожденной биологической дефицитарностью ребенка (нарушением активности и снижением порогов аффективного и сенсорного дискомфорта [10, 12]), и, к сожалению, затрудняют, искажают возможность образования ранней связи «мать-дитя». Между тем, хорошо известно, насколько важна полноценная эмоциональная связь с матерью для нормального развития ребенка [5, 6]. Именно для того, чтобы иметь возможность сформировать такую связь, или, в части случаев, сделать ее более полноценной, мы решили ввести в арсенал своих методов коррекционной помощи холдинг терапию М. Велч [14, 15].

Холдинг терапия Марты Велч

Марта Дж. Велч – доктор медицины, практикующий психиатр и исследователь, специализирующийся на детском развитии и психотерапии семейных отношений; является признанным международным авторитетом в сфере исследований детского развития и его нарушений. Доктор Велч изобрела метод, который первоначально был назван «холдинг терапией», а позже переименован автором в «метод регуляторной связи». В настоящее время данный метод используется в коррекции широкого спектра расстройств детского поведения, но его открытие и первоначальное использование было связано с практической помощью семьям, воспитывающим аутичных детей.

По описанию М. Велч, процедура холдинга состоит в следующем: мать берет ребенка на руки и удерживает его в положении, которое позволяет ей установить прямой зрительный контакт. Ребенок может некоторое время быть спокойным, но затем начинает сопротивляться контакту. Отец, находясь рядом с матерью, помогает сдерживать сопротивление ребенка. При этом оба родителя пытаются объяснить ему, как важно быть всем вместе, говорят о своих чувствах, просят не уходить, т.е. удерживают его не только и не столько физически, сколько эмоционально, вплоть до того момента, когда он перестает сопротивляться, устанавливает контакт глазами, расслабляется, начинает улыбаться, проявляет нежность. [15]

М.Велч подчеркивает, что пока ребенок сопротивляется контакту, родители должны словесно выражать свои чувства – надежды, разочарования, заботы, но главное - свою привязанность и любовь к ребенку. Если родители проявляют упорство, не отпускают ребенка, несмотря на его агрессию, и продолжают говорить ему о своих чувствах, борьба сменяется нежной близостью с интенсивным зрительным контактом, когда ребенок гладит мать по лицу, когда с ним можно спокойно поговорить. На этой стадии, которую М.Велч назвала «стадией разрешения», холдинг завершается. Доктор Велч рекомендует проводить холдинг ежедневно 1 раз, а также во всех ситуациях, когда ребенку плохо (либо он прямо выказывает это, либо плохо себя ведет).

В одной из первых публикаций М.Велч (1983) приводятся четыре истории работы с семьями, воспитывающими аутичных детей. Поскольку дети, с которыми проводилась холдинг терапия, посещали и педагогические занятия, не только родители, но и все занимающиеся с детьми специалисты отмечали, что на фоне холдинга улучшалось их внимание, способность к контакту, исследовательская активность, уменьшалось стереотипное поведение. Все четверо смогли в дальнейшем обучаться в школе.

Данные о положительных результатах холдинг терапии с аутичными детьми содержатся также в публикациях последователей М.Велч, работающих в разных странах. Так, например, в Германии и Чехии холдинг терапию популяризировала д-р И.Прекопп [13]. В ее первой публикации анализуются данные работы с 37 семьями, воспитывающими аутичных детей. Из них 8 – отказались от предложенной холдинг терапии, так как мамы считали, что их ребенок слишком сильный, и удержать его будет невозможно, либо по каким-то другим причинам не хотели или не могли проводить терапию. В остальных семьях у 19 детей был диагностирован синдром Каннера, у 6 – синдром Аспергера, у 4 – аутизм в сочетании с органическим поражением головного мозга. Возраст детей варьировал от 2,5 до 17,5 лет. 6 детей из 25 не выносили телесного контакта, мамы 12 детей говорили, что их дети успокаиваются быстрее, если их оставить в покое.

Холдинг проводился 1-2 раза в день, сначала – только под наблюдением специалиста. В результате уже через 6 месяцев все дети, независимо от возраста, стали более спокойными, уменьшились стереотипии, увеличились возможности и активность в контакте. Ни у одного ребенка не возросло тревожное поведение, напротив, эти тенденции существенно уменьшились. У 5 детей повысился интерес к тому, что происходит в окружающей среде, у 3 детей с эхолалиями появилась фразовая речь, они начали отвечать на вопросы, 1 ребенок во время холдинга впервые начал использовать в речи первое лицо, 1 ребенок с исходно выраженной мышечной гипотонией стал энергичнее, начал активно двигаться. Дети с синдромом Аспергера стали интересоваться человеческими отношениями, их контакты с людьми стали более гибкими. У детей с синдромом Каннера доктор Прекопп наблюдала большее разнообразие в обращении с объектами, использовании игрушек. Все матери признавали, что холдинг дал стимул эмоциональному росту их детей. Никто из них не выразил желания прекратить холдинг в будущем.

Позже И. Прекопп дополнила холдинг терапию некоторыми приемами семейной терапии, и распространила свой метод работы («холдинг по Прекопп») на семьи, воспитывающие детей с различными отклонениями эмоционального развития [13].

Статистически достоверная оценка эффективности любой семейной психотерапевтической практики, к числу которых, без сомнения, относится холдинг терапия, является сложной задачей. Для получения статистически значимых результатов требуется «представительная выборка испытуемых», а в практике одного добросовестно работающего специалиста на протяжении длительного времени может быть лишь несколько семей. Поэтому нам представляются особенно значимыми результаты исследования, в котором оценивались данные, одновременно предоставленные несколькими практиками [16]. Они были получены в процессе терапии, в основе которой также была процедура холдинга (PPCI – «терапия детско-родительскими объятиями»). Испытуемые – 102 ребенка с серьезными поведенческими расстройствами и их семьи. До начала терапии и через год холдинга состояние детей и их поведенческие нарушения оценивались двумя стандартизированными тестами – Achenbach CBCL (оценочный лист поведения Ахенбаха) и RADQ (опросник расстройств привязанности Рэндольфа). Были получены статистически достоверные результаты, которые свидетельствовали о 50-процентном снижении поведенческих проблем у 96 из 102 детей за год терапии. В целом можно сказать, что холдинг терапия привела к значительному и длительному улучшению поведения у большинства детей.

Что касается практики коррекции детского аутизма с помощью холдинг терапии, то наиболее интересен для нас опыт итальянского врача М.Заппеллы [17], которая включила холдинг терапию в комплексную помощь семьям, воспитывающим аутичных детей, еще в 80-е годы прошлого века. Она пишет о том, что первоначально не считала роль семьи в коррекционной работе с аутичными детьми ведущей; с каждым ребенком занимались, в основном, специалисты. Продолжительная работа (на протяжении 8 лет) показала, что только те дети, которые имели эмоциональную поддержку в семье, прогрессировали. Остальным не удавалось сохранить приобретенные навыки после того, как заканчивался курс коррекционной работы. Был сделан вывод о необходимости активного включения семьи в работу с ребенком.

Примечательно, что тот вариант холдинг терапии, который использовала доктор М.Заппелла, она называла «усложненным холдингом», так как провоцировала матерей на продолжение контакта «лицом к лицу» с ребенком уже после того, как «классический» холдинг завершен. При этом подчеркивалась важность постоянного контакта семьи с психологом, задачей которого являлась также и гармонизация отношений в семье аутичного ребенка.

Игровая холдинг терапия – наша модификация метода М.Велч

В нашей практике холдинг терапия также была модифицирована практически с самого начала ее использования [7, 8]. Первые сеансы холдинг терапии протекали в соответствии со схемой, обозначенной М.Велч - «конфронтация, сопротивление, разрешение», но все же с некоторыми отличиями. Мы выходили за рамки традиционной схемы, допуская «обыгрывание» реакций ребенка родителями еще на стадии сопротивления, если это помогало снять чрезмерное аффективное напряжение родителей и ребенка. И, главное, мы старались использовать хорошее настроение ребенка после холдинга, его возросшую контактность для развития эмоционального взаимодействия между ним и его родителями.

В течение первой недели холдинг терапии во всех наблюдавшихся случаях происходило снижение сопротивления ребенка по интенсивности и по времени. Если на первом холдинге фаза сопротивления могла длиться от 40 минут до 1,5 часов, то в последующие дни ребенок либо совсем не проявлял негативизма к контакту, либо сопротивление все же возникало, но преодолевалось за короткое время (5-20 минут). Борьба сменялась эмоциональным общением, чтением стихов, пением песен, общими играми. В тех семьях, где дети страдали наиболее тяжелыми вариантами синдрома, взаимодействие на холдинге напоминало общение родителей с малышом 1-2-летнего возраста. Родители играли с ребенком в «ладушки», «сороку-ворону», использовали другие «младенческие забавы»: песенки, народные потешки, пальчиковые игры. Психолог помогал родителям вспоминать и выбирать подходящие по ситуации «забавы», просил постоянно «расширять репертуар», обучал тому, как провоцировать ребенка на подражание, как использовать минуты его спокойного внимания, чтобы рассказывать малышу о нем самом, о том, что с ним происходит в течение дня. То есть время холдинга все больше использовалось для развития позитивных форм эмоционального контакта в семье, для обучения родителей конкретным приемам работы с ребенком, с тем, чтобы поднять его психический тонус, провоцировать на подражание, развивать речь.

В итоге, уже на первой неделе занятий традиционная схема холдинг терапии «конфронтация, сопротивление, расслабление» дополнялась последующим активным, позитивным эмоциональным взаимодействием между родителями и ребенком. Эту модификацию холдинга мы развивали и в дальнейшем, считая ее более продуктивной и полезной для развития аутичного ребенка.

Наш опыт показал, что холдинг может работать в двух направлениях. Первое из них – это преобразование, «перемалывание» негативных аффектов, снятие эмоционального напряжения, возбуждения, тревоги, страха, преодоление агрессии и негативизма. Эти проблемы решаются во время «классического» холдинга, при преодолении сопротивления ребенка. Другое направление действия холдинга – разработка новых форм эмоционального контакта, способствующая развитию взаимодействия, подражания, понимания эмоционального смысла происходящего, стимулирующая речевое развитие.

Сочетание этих двух компонентов терапии, которые мы условно назвали очищающим и развивающим, их «дозировки» варьировали в очень широких пределах, что определялось уровнем эмоционального развития ребенка, его конкретным аффективным состоянием, наиболее актуальными проблемами развития. В дальнейшем, при описании результатов работы, мы имеем в виду применение модифицированной холдинг терапии, которую будем называть игровой холдинг терапией (или игровым холдингом).

Наш опыт игровой холдинг терапии при детском аутизме

Результаты игровой холдинг терапии мы впервые представили в 2000 году в диссертационном исследовании, которое обобщило опыт работы с 19 семьями, воспитывающими аутичных детей. Возраст детей – от 2 до 7 лет. Большинство детей – 17 чел. – имели наиболее тяжелый вариант синдрома, соответствующий 1-2 группам раннего детского аутизма (по классификации О.С.Никольской). Состояние одного из детей соотносилось с 3-й группой и еще одного – с 4-й группой детского аутизма. Почти все дети избегали контактов с окружающими людьми, демонстрировали «полевое» поведение, не проявляли интереса к игрушкам, попытки произвольной организации их внимания оставались безуспешными. Эти дети были стереотипны в поведении, не переносили смены привычного окружения, были избирательны в еде. У 4-х из них наблюдались моторные стереотипии, у 12 – стереотипные вокализации, у 10 детей были проявления самоагрессии, у 3-х – импульсивные проявления агрессии по отношению к близким людям (как правило, в ситуации нарушения привычного стереотипа). У 1-го ребенка (3 группа аутизма) наблюдалась физическая и вербальная агрессия по отношению к близким взрослым и к детям .

Отмечалось отсутствие основных навыков самообслуживания: так, у троих детей не были сформированы навыки опрятности, 17 – не одевались самостоятельно. Многие дети (6 чел.) не ели самостоятельно, предпочитая, чтобы их кормили родители. У 9 детей отмечалась непереносимость скопления людей, с ними невозможно было зайти в магазин, ездить в общественном транспорте. Речь у большинства детей либо отсутствовала (10 чел.), либо наблюдался ее регресс (2 чел.), либо грубое недоразвитие (6 чел.). Только у одного ребенка (3 группа аутизма) была достаточно развернутая фразовая речь с характерной для детского аутизма задержкой использования личных местоимений.

Используя игровую холдинг терапию, мы получили выраженные устойчивые результаты, которые можно было расценить, в основном, как положительные (в каждом случае оценивался результат, полученный через 2 месяца занятий). В первую очередь, холдинг содействовал установлению более адекватного эмоционального контакта между ребенком и родителями. Практически во всех случаях родители говорили о том, что ребенок стал чаще смотреть в глаза, больше хочет быть рядом, а не сам по себе; 9 детей стали проявлять инициативу в контакте; 15 детей стали чаще стремиться побыть на руках у мамы, искать у нее утешения и защиты (в случае опасности, плохого настроения, болезни).

Сверхсензитивность всех детей существенно смягчилась, все дети стали чаще смотреть в глаза не только близким людям, но и чужим. О троих детях мамы говорили, что с ними стало возможно ездить в транспорте, зайти в магазин или другое людное место. Практически все родители отмечали усиление или появление интереса к окружающему, возросшее любопытство ребенка. Родители шестерых детей отмечали, что ребенок после первого холдинга смотрел на них «как будто в первый раз видит», начинал обследовать, ощупывать лицо мамы (глаза, рот), гладить по волосам. 13 детей начали обследовать свою комнату, квартиру, 15 стали проявлять интерес к незнакомым людям: 11 начали наблюдать за другими детьми, их игрой на детской площадке; 5 детей активно включались во взаимодействие – участвовали в общей беготне на детской площадке. Двое впервые стали проявлять инициативу в контакте с детьми: подходили к другому ребенку, тянули за руку, затевали с ним беготню. Практически все дети примерно через две недели игровой холдинг терапии проявили большее желание и возможность взаимодействовать. Обо всех детях родители говорили, что они «стали более отзывчивыми», выполняют простые просьбы. Пятеро детей стали проявлять интерес к тем играм, которые предлагают им взрослые или другие дети, больше наблюдали и слушали, но иногда и включались в игру или рисование спонтанно.

У троих детей исчезли проявления самоагрессии. Характерно, что агрессивные проявления, наблюдавшиеся в поведении 7 детей до начала холдинг терапии, редуцировались, а затем и совсем исчезли на протяжении первых двух месяцев терапии. У ребенка с исходной 3-й группой синдрома проявления физической агрессии (бил по ноге, наступал на ноги, толкал детей в детском саду) ушли из поведения в течение 4 месяцев. У 10 детей был заметный прогресс в освоении бытовых навыков. Из них трое научились самостоятельно одеваться, четверо освоили сложные действия (застегивание пуговиц, молнии на брюках и др.), а главное, стали активнее пользоваться уже освоенными навыками.

У большинства детей (12 чел.) был заметен прогресс в развитии речи. Причем, по нашим наблюдениям, первичным был прогресс в развитии внутренней речи ребенка, что проявилось в поведении ребенка возросшей способностью слушать стихи, рассказы о самом ребенке, которые родители придумывают во время холдинга, а затем и сказки. Предшественниками речевой инициативы на холдинге были подражание ребенка мимике и артикуляции родителей, выполнение по их просьбе игровых действий, имитирующих чье-то поведение («покажи козу рогатую», «сделай как мишка косолапый, ногою топ», «как мама делает «но-но-но»).

Родители уже после первых 4 – 5 сеансов холдинг терапии отмечали, что чувствуют себя более уверенно в отношениях с ребенком: уходит тревога, связанная с собственной несостоятельностью в контактах с ним. Они отмечали, что лучше понимают ребенка, его проблемы, желания. Холдинг показывал близким, что у ребенка есть стремление к контакту и возможность контактировать; помогал почувствовать глубину тревоги, страха и эмоционального напряжения, которые испытывает ребенок; помогал разобраться в том, чего ребенок не хочет, а чего не может.

Игровая холдинг терапия применяется нами уже на протяжении 20 лет (с 1993 года), являясь составной частью коррекционной помощи при аутизме. Можно с уверенностью говорить о том, что наша модификация метода М.Велч – игровая холдинг терапия - всегда давала положительные результаты, подобные тем, что были описаны нами в работе 2000 года. При этом важно отметить, что на всех этапах терапии психолог не ограничивался рекомендациями, связанными с проведением холдинга, но и помогал семье освоить приемы специального подхода к воспитанию аутичного ребенка, стимулирующие его эмоциональное развитие. В их числе: специальный «режим эмоционального комментирования», обучение приемам развития сюжетной игры и сюжетного рисования, способам формирования навыков контакта, бытовых навыков, преодоления нежелательных форм поведения и др. [12]

Психологические механизмы игровой холдинг терапии

Обсуждение механизмов холдинг терапии, в первую очередь, предполагает объяснение феномена «разрешения», благополучного завершения первой терапевтической сессии. Напомним, что разрешающая стадия первого холдинга наступает тогда, когда ребенок расслабился физически и эмоционально, поддерживает контакт глазами, улыбается, легко вовлекается в позитивное эмоциональное взаимодействие. Специально подчеркнем, что расслабление не предполагает пассивного подчинения родителям ребенка, или его физического и эмоционального истощения. Напротив, наши наблюдения показывают, что после холдинга ребенок достаточно активен и готов к общению, к совместной с родителями игре.

М. Велч интерпретирует такой эффект холдинга с позиций нейрофизиологии [15], нам же более интересна психологическая подоплека того, что происходит между ребенком и родителями на первом занятии.

С одной стороны, поведение аутичного ребенка говорит о том, что ограничение свободы, двигательной активности, то есть, собственно, «удерживание» он воспринимает со страхом, и поэтому вступает в драматичную борьбу с родителями. С другой стороны, наши наблюдения, изучение видеозаписей первых занятий показывают, что отношение к холдингу у аутичного ребенка двойственное. Так, например, на стадии сопротивления ребенок может кричать и всячески демонстрировать дискомфорт, но при этом крепко держаться за маму. Или, в том случае, когда ребенок вырвался из материнских объятий, он не убегает, а стоит рядом и ждет, когда его вновь возьмут на руки. В ситуации, когда мама на первом занятии сказала ребенку: «Ну что ты кричишь? Я тебя совсем не держу», - и, действительно, перестала его удерживать, ребенок обиженно заплакал и соединил мамины руки у себя за спиной.

Можно предположить, что ощущение опасности, связанное с непонятной ребенку ситуацией «удерживания», постоянно конкурирует во время первого холдинга с ощущениями комфорта и защищенности, возникающими по той простой причине, что держат его мама и папа – основные “гаранты” его безопасности. И для благополучного разрешения первого холдинга необходимо, чтобы эта “положительная доминанта” - доминанта комфорта и безопасности - оказалась сильнее. В действительности, она и становится сильнее, благодаря эмоциональным комментариям родителей, которые уговаривают ребенка не уходить, побыть вместе с ними; говорят о том, как любят своего малыша и как он им нужен. Это срабатывает постепенно, помогая ребенку понять эмоциональный смысл ситуации, усиливая ощущение безопасности и комфорта от пребывания на руках у родителей, что и приводит холдинг к завершающей стадии.

Особого внимания заслуживает тот факт, что на завершающей стадии холдинга неприятные ощущения аутичного ребенка, связанные с его сенсорной сверхчувствительностью, не просто смягчаются, а «меняют знак». Мы многократно наблюдали в финале холдинга, как дети, не выносившие прямого взгляда, с интересом заглядывают в глаза родителям; дети, сверхчувствительные к тактильным ощущениям, с удовольствием вовлекаются в «потешки» (например, подставляют ладошку, чтобы поиграть в «сороку-ворону»); ребенок с повышенной обонятельной чувствительностью в конце холдинга говорил маме о том, как приятен ее запах.

Наши рассуждения о том, почему наступает завершающая фаза холдинга – фаза расслабления - имеют отношение только к первой холдинг-сессии. Дальнейшая терапия в нашей модификации принимала, как мы уже писали, совершенно иной вид, напоминая по форме игровые занятия с ребенком у родителей на руках. И в этом виде она приносила несомненную пользу, стимулируя социальное и, в целом, психическое развитие аутичного ребенка на протяжении длительного времени (от 1 до 3 лет).

Для понимания психологического механизма длительной холдинг терапии наиболее важно то, что она направлена на восстановление или формирование детско-родительской привязанности. М.Велч писала о том, что нельзя путать трудности, имеющиеся у матери в формировании эмоциональной связи с аутичным ребенком, с ее неспособностью «привязать» или воспитывать ребенка. Она подчеркивает, что проблема состоит не в родительских способностях матери. Для создания связи нужны двое. «Разлаженный» ребенок или ребенок с тяжелым аффективным недоразвитием, вариантом которого является аутизм, вряд ли станет реагировать на «любую» мать, независимо от уровня ее родительских способностей. Попытка получить приязнь от отвергающего ее ребенка (как это бывает в случае детского аутизма) является травматическим опытом для любой матери, и, совершенно естественно, проявляет собственные материнские проблемы и защитные механизмы.

Для уточнения психологического механизма игровой холдинг терапии было проведено исследование И.Д.Антоновой [1]. В нем приняли участие 10 семей, воспитывающих детей с аутизмом (2-5-летнего возраста), проходящих игровую холдинг терапию в лаборатории коррекции эмоциональных нарушений Института коррекционной педагогики РАО.

Исходно автором исследования были выделены и описаны комплексные критерии формирования привязанности ребенка к матери, характерные для нормального раннего онтогенеза, и определены их поведенческие индикаторы. В процессе игровой холдинг терапии проводилось наблюдение за особенностями взаимодействия между ребенком и родителями непосредственно во время занятий. Данные наблюдений фиксировались в протоколе по выделенным поведенческим паттернам, входящим в состав комплексных критериев привязанности. Кроме того, до начала игровой холдинг терапии и спустя три месяца проводилось структурированное интервью с родителями, вопросы которого были направлены на выявление характерных признаков «поведения привязанности» у аутичного ребенка не только во время холдинг-занятий, но и в течение дня.

На протяжении трех месяцев игровой холдинг терапии в 10 семьях, воспитывающих детей с аутизмом, автор исследования проследила появление и развитие привязанности ребенка к родителям, прежде всего, к матери, и провела ее оценку в соответствии с выделенными критериями и индикаторами. Оценка привязанности, формирующейся в игровой холдинг терапии у аутичных детей к матери (отцу) в соответствии с выделенными критериями, показала:

  • появление «пристраивания» к рукам матери и, в большинстве случаев, появление инициативы ребенка в достижении физического контакта с родителями;
  • появление инициативы в зрительном контакте, ранее непереносимом всеми детьми. Использование прямого взгляда для привлечения внимания родителей, в ситуации обращения за помощью, просьбы;
  • в половине случаев – появление в поведении детей, ранее не избирательных в контакте с близкими людьми, феномена «тревоги отделения» (от матери), характерного в норме для детей раннего возраста;
  • у аутичных детей, исходно равнодушных к уходу и появлению матери, во время игровой холдинг терапии появилась отчетливая эмоциональная реакция на разлуку с ней и на ее возвращение;
  • появление почти у всех детей в ситуации дискомфорта обращения к родителям (прежде всего, к маме) за утешением (до начала терапии в подобной ситуации дети предпочитали оставаться «сами по себе»);
  • появление практически у всех детей способности к «эмоциональному заражению» от близких взрослых и, в большинстве случаев, способности к подражанию родителям;
  • появление у всех детей в течение первых трех месяцев игровой холдинг терапии стремления быть рядом с близкими, в половине случаев – желания привлечь родителей к своим занятиям.

Был сделан вывод о том, что

в процессе игровой холдинг терапии формируется эмоциональная привязанность аутичного ребенка к матери, качественно сопоставимая с привязанностью ребенка младенческого и раннего возраста к матери при нормальном онтогенезе

Данные исследования подтвердили, что формирующаяся привязанность расширяет возможности аутичного ребенка в контакте и активирует его эмоциональное развитие. Очевидно, что именно формирующаяся эмоциональная связь между матерью и аутичным ребенком, адекватная ранней привязанности, помогает преодолеть нарушение контакта и аффективные проблемы, и становится основным «двигателем» развития ребенка.

 

Методические особенности игровой холдинг терапии

Еще раз отметим, что применяемая нами в коррекции детского аутизма игровая холдинг терапия – это модификация метода М.Велч, не соответствующая «классическому» варианту. Мы не считаем возможным и нужным на каждом занятии провоцировать сопротивление аутичного ребенка, тем более, что в большинстве случаев он не сопротивляется контакту уже на втором занятии. Поэтому нам представляется правильным использовать эту ситуацию для развития позитивного эмоционального взаимодействия между ребенком и родителями. И ребенок, и родители, которые ранее были лишены полноценного эмоционального общения и игрового взаимодействия (из-за аутистических особенностей ребенка) наконец-то получают такую возможность. С этих позиций мы считаем более важным использовать время игрового холдинга для создания продуктивного, позитивного эмоционального взаимодействия между аутичным ребенком и его родителями. Специалист, ведущий игровой холдинг, получает при этом возможность обучить родителей способам эмоциональной активации ребенка, развития его внимания, подражания, речи. Часто в ситуации, когда у ребенка нет желания и настроения заниматься, родители, имеющие опыт игрового холдинга, умело вовлекают его в игру, пение, разговор, и, таким образом, могут длительно удерживать его внимание, не вызывая сопротивления. В тех же случаях, когда ребенок чем-то расстроен, обижен, негативистичен или агрессивен, холдинг остается средством «скорой помощи», помогая родителям справиться с негативным аффектом ребенка, и при этом всегда оставаться «на его стороне».

Для нас одним из наиболее ценных свойств игровой холдинг терапии является то, что она помогает в короткий срок «преодолеть дистанцию» между специалистами и родителями, научить родителей приемам коррекционной работы с ребенком, дать им необходимые навыки управления его эмоциональным состоянием, стимуляции его развития.

Однако мы всегда утверждали, и еще раз специально подчеркиваем, что

игровая холдинг терапия не может проводиться семьей самостоятельно. Необходима активная поддержка специалиста, который хорошо знаком с проблемой детского аутизма, представляет себе перспективы развития ребенка, имеет специальную подготовку и может руководить холдинг-занятиями

и, в случае необходимости, оказать членам семьи индивидуальную психотерапевтическую помощь.

Специальное исследование психологического механизма холдинг терапии, проведенное И.Д.Антоновой (2007), во многом было спровоцировано случаями неадекватного, по нашему мнению, применения этого метода, о которых мы узнавали от родителей наших пациентов. Неясность и неоднозначность представлений о том, чего именно нужно добиваться терапевту и семье в процессе холдинга, до сих пор приводит либо к его неоправданной критике, либо, что много хуже, к неумелому применению, фактически превращающему метод из терапевтического в психотравмирующий.

Так, например, часть практиков ориентируется только на значимость зрительного контакта, делая достижение и удержание прямого взгляда самоцелью работы. В таких случаях терапия завершается после того, как с ребенком удалось установить контакт глазами. Другие специалисты придают большое значение тактильному контакту, настаивая на том, что в ходе терапии надо добиться у ребенка хорошей переносимости физического, в первую очередь, тактильного, воздействия. В ряде случаев делается особый акцент на ежедневном преодолении сопротивления ребенка. При этом, если ребенок не проявляет сопротивления во время сеанса, родители должны специально провоцировать его возникновение, - считается, что таким образом дается выход накопленным у ребенка негативным эмоциям. Такой подход опасен превращением процедуры холдинга в стереотип аффективной аутостимуляции для всех членов семьи («борьба ради борьбы»). По нашему мнению это препятствует налаживанию внутрисемейного взаимодействия и, соответственно, тормозит эмоциональное развитие аутичного ребенка.

В описанных выше примерах использования метода происходит переоценка отдельных сторон воздействия холдинг терапии. Не менее серьезные последствия бывают, если специалист советует семье самостоятельно заниматься холдинг терапией, или, в противоположном случае, сам удерживает ребенка на холдинге.

Нам представляется, что понимание холдинга как терапии, формирующей эмоциональную связь матери и ребенка, качественно сопоставимую с ранней привязанностью при нормальном детском развитии, позволяет уточнить методические особенности терапии и избежать многих недопустимых практических ошибок. А именно:

  • если целью терапии является формирование связи, подобной ранней привязанности ребенка к матери при нормальном онтогенезе, то ясно, что сам специалист не имеет права удерживать ребенка; холдинг – прерогатива родителей,
  • с точки зрения психологического механизма игровой холдинг терапии достижение переносимости ребенком тактильного контакта, объятий или прямого взгляда не являются сами по себе целью терапии,
  • по этой же причине мы считаем, что игровая холдинг терапия наиболее адекватна в коррекционной работе с аутичными детьми раннего и дошкольного возраста. Формирование эмоциональной связи с мамой, подобной ранней привязанности в норме, первоначально погружает аутичного ребенка в эмоциональное состояние, которое в норме переживается в младенчестве и раннем возрасте. В процессе игровой холдинг терапии мы наблюдаем и «тревогу отделения», характерную для младенца 7-8 мес, и предпочтения в игре, в норме присущие детям от полугода до трех лет, и многие другие особенности эмоционального взаимодействия, которые свойственны обычному ребенку в младенчестве и раннем детстве. Аутичному ребенку такое эмоциональное «погружение в младенчество» позволяет полноценно пережить все позитивные моменты развития отношений с близкими людьми, которые он «пропустил» в соответствующем возрасте. Понятно, что такое «погружение» полезно с точки зрения психического развития аутичного ребенка. Однако, мы считаем, что «погружение в младенчество» ребенка старше 6-7 лет трудновыполнимо и, в целом, не вполне оправдано. Во-первых, в силу физических особенностей (роста, веса) детей такого возраста родителям сложно удерживать на руках. Во-вторых, к 6-7 годам появляются другие возможности развития взаимодействия с аутичным ребенком, основанные на организации его произвольного внимания. Таким образом, наиболее оправданным нам представляется применение игровой холдинг терапии в коррекционной работе с аутичными детьми от 2 до 5 лет;
  • если терапия предполагает эмоциональное взаимодействие, адекватное взаимодействию родителей с младенцем или ребенком раннего возраста, то и удерживать аутичного ребенка во время игровой холдинг терапии следует в наиболее естественных для такого общения позах: сидя на коленях у родителей лицом к лицу или в позе, характерной для кормления младенца. Прижимать ребенка к полу или к стене (как советуют некоторые практики) нам представляется недопустимым;
  • формирование эмоциональной связи, подобной ранней привязанности ребенка к матери, невозможно без развития позитивных форм эмоционального контакта, без общения и взаимодействия в совместных играх, приносящих удовольствие ребенку и родителям. Поэтому игровой холдинг – это, прежде всего, игровые занятия с ребенком на руках у родителей. Ежедневное преодоление сопротивления ребенка и, тем более, его провокация, не кажутся нам необходимыми. Только в ситуации выраженного негативного аффекта у ребенка холдинг становится средством «скорой помощи», направленным на улучшение его эмоционального состояния;
  • заранее определить и сообщить родителям количество терапевтических сеансов, так же, как и регламентировать их длительность, невозможно. Первый параметр зависит от успешности формирования эмоциональной связи между ребенком и родителями, второй зависит от поведения ребенка и его настроения во время холдинга. Наш опыт говорит о том, что при аутизме игровая холдинг терапия приносит очевидную пользу на протяжении 1-3 лет занятий, а длительность игрового холдинг-занятия с дошкольником варьируется от 30 минут до 1 часа. Одно мы можем сказать точно:
    прекращать игровое холдинг-занятие можно только тогда, когда ребенок в хорошем настроении и получает удовольствие от взаимодействия

 

Этические аспекты холдинг терапии

С самого начала своего существования холдинг терапия периодически подвергалась критике, как со стороны некоторых специалистов, так и со стороны «неравнодушной общественности». Ни те, ни другие никогда всерьез не изучали количественные или качественные последствия терапии, реагируя, как правило, только на сам факт физического удерживания ребенка родителями, который в их рассуждениях связывался с «насилием» и «жестоким обращением с детьми». Попробуем разобраться, имеет ли холдинг отношение к этим понятиями.

Насилие, по определению Всемирной Организации Здравоохранения -«преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб» [9]. Как мы видим, насилие определяется не фактом применения силы, а позицией, целями и результатами применения. Это и понятно. Никому не придет в голову квалифицировать как насилие, например, ситуацию, в которой родители, или даже посторонние взрослые насильно удерживают ребенка, когда он стремится выбежать на проезжую часть улицы. На этом примере можно зафиксировать важные для идентификации насилия вещи. Позиция – “за” или “против”? В данном примере – “за”. За сохранение жизни в противовес сиюминутным, импульсивным действиям. Цель – благополучие ребенка, результат – ситуационное спасение жизни. Или, например, поход с ребенком к стоматологу. Ни один ребенок не пойдет сверлить зубы добровольно. В ситуациях, связанных с сохранением здоровья, взрослому приходится заставлять ребенка, так же, как и в большинстве ситуаций, связанных с выработкой необходимых навыков. И приучая ребенка к горшку, и обучая его чтению, письму и счету мы вынуждены на какое-то время «ограничить свободу» ребенка, и принуждать его к выполнению наших инструкций.

Для того, чтобы определить, имеет ли холдинг отношение к понятию «насилие», зададимся следующими вопросами:

  1. какова позиция родителей и терапевта по отношению к ребенку, «за» или «против»? Очевидно, что предпринимая усилия, чтобы помочь ребенку преодолеть аутизм, родители выступают на стороне ребенка, то есть «за» него. Да, возможно, ребенок «считает» иначе, но, согласитесь, у аутичного ребенка совершенно другие точки отсчета;
  2. каковы цели родителей и терапевта? Облегчить или устранить страдания и ущерб, связанные с психическим состоянием ребенка. Причем, страдающими сторонами выступают как сам ребенок, так и его семья;
  3. каковы краткосрочные и долгосрочные результаты холдинг-терапии? Если холдинг проводится родителями под руководством квалифицированного специалиста, то уже в результате первого сеанса ребенок расслабляется, вступает в контакт с родителями, смотрит в глаза. Длительная терапия приводит к смягчению аутистических проблем, к продвижению в эмоциональном и когнитивном развитии ребенка, что никак нельзя признать “ущербом”;
  4. есть ли психологическая травма? Характерной и неотъемлемой особенностью психологической травмы в различных ее определениях, является наносимый ею вред [4]. Аргументация, связанная с отсутствием вреда от холдинг терапии, и, более того, с ее очевидной пользой, описана в пункте 3;
  5. приводит ли холдинг к отклонениям в развитии? Сам по себе аутизм является отклонением (точнее, искажением) развития ребенка. Холдинг терапия, являясь эффективной частью коррекционной помощи при аутизме, помогает возвращению развития ребенка в нормальное русло. Таким образом, грамотно, профессионально проводимая холдинг терапия на первых порах действительно требует физического ограничения свободы ребенка. Однако такого, которое не только не приносит вреда, а наоборот, ведет к несомненно позитивным результатам. Проблема отношения к холдингу, таким образом, становится проблемой свободного выбора родителей и терапевтов. Выбора метода. Осуществляя подобный выбор, специалисту не стоит путать принципы профессиональной этики с прямой работой с выраженными проявлениями аффекта. В любом случае, игровая холдинг терапия не является единственным и универсальным методом коррекции аутизма, поэтому всегда можно обратиться к иным формам работы, соответствующим возрасту ребенка и наиболее актуальным проблемам его развития.

Мы допускаем, что холдинг терапия, как и любой метод психолого-педагогической коррекции, потенциально может оказаться травматичным или превратиться в наказательную процедуру, но только в неумелых руках, или в том случае, когда она становится «самостоятельной работой» родителей. В условиях отсутствия обязательного лицензирования практиков, работающих с аутичными детьми, их родителям стоит внимательнее относиться к выбору специалистов, всякий раз интересуясь их профессиональной подготовкой и опытом работы. В руках хорошо подготовленных практиков игровая холдинг терапия является одним из наиболее эффективных методов помощи при аутизме.

При этом, подчеркнем еще раз, данная терапия рассматривается нами только как часть системной психолого-педагогической коррекции аутизма. В работе с аутичными дошкольниками необходимо ее сочетание с индивидуальными и, чуть позже, групповыми игровыми занятиями, нацеленными, в первую очередь, на развитие подражания, взаимодействия, усвоение социальных правил. И, конечно, игровая холдинг терапия – лишь часть домашнего «лечебного режима» воспитания аутичного ребенка, направленного на развитие его возможностей совместного с близкими людьми переживания, эмоционального осмысления того, что происходит в окружающем мире и, прежде всего, в его собственной жизни.

Категория: Мои статьи | Добавил: Alexandria (20.08.2019)
Просмотров: 154 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • nnn-logoped.ucoz.net © 2020
    Создать бесплатный сайт с uCoz